RSS
 

Эксперимент в школе Швеции

Эта статья вышла в немецком журнале GEO какое-то время назад. Вся статья раза в 3-4 длинее, но чтобы перевести больше - у меня пока что не хватило ни времени ни терпения :).

Когда Ставрос Люка впервые поднимается по лестнице школы Йоханнеса в шведском городе Malm?, он так сильно сжимает носовой платок, будто хочет его выжать. Как назло, Ставрос задержался в пробке в первый день самого трудного задания в его жизни.
Заходя в 9а, Люка заставляет себя улыбнуться: «Типично для греков, думаете вы, всегда опаздывать». Так она начинает свой диалог с 20 учениками, которые не имеют ни малейшего понятия о том, что произойдет с ними в течение следующих месяцев. „Но поверьте мне: я требую многого от себя и намерена спрашивать с Вас буду не меньше."
Это - первое знакомство в эксперименте. Профсоюзы преподавателей и специалисты подвергали идею неоднократным насмешкам. Вероятно, случалось это потому, что: 9a класс школы Йоханнеса, после сравнительных тестов по всей стране, один из самых отстающих классов Швеции. Теперь всех преподавателей это класса меняют на 8 "суперпреподавателей" - педагогов, ученики которых стабильно показывают лучшие результаты.
Задача, которая ставится перед новыми преподавателями – сделать 9a одним из 3-х лучших классов страны в течение 5 месяцев. И ничем иным, как педагогическим умением. Преподаватели не получают ни цента дополнительно, никаких улучшенных условий труда или других привилегий. Напротив: телевизионная группа будет документировать их успех или их неудачу.
„Ничего не выйдет", говорит один из учеников. Собственно он и его 15-и – 16-летние одноклассники давно сдались. Слишком плохи, слишком ленивы, слишком глупы. Одна из новых преподавательниц открывает ее первый час просьбой: «Рассказать о ситуации в которой Вы однажды были хороши». Молчание, долгое молчание. После чего ученица спрашивает: «Могу ли я рассказать о том, чего я не умею?». Мучительная бесконечность молчания проходит пока все ученики не вспоминят, по меньшей мере, одну ситуацию, где они бы проявили свои способности.
Однако, преподаватель математики, Ставрос Люка (уроженец Кипра), говорит: «Достучись до их сердец, и ты сможешь танцевать с ними».
Но сначала танцуют преподаватели. Преподаватель по химии у доски с веревочной лесенкой показывает строение молекулы ДНК. Люка на школьном дворе, где он преподает, снова и снова видит скептическую ухмылку учеников. Учитель музыки, который сочиняет рок-мюзикл с классом.
Но вскоре любое продвижение вперед прекращается. Родители начинают протестовать – требования слишком трудны; ученики всхлипывают – и преподаватели смотрят в пропасть незнания и малодушия. Неделями «суперпреподаватели» борются против убеждения, что ученики 9a никогда не смогут быть кем-либо еще, кроме как неудачниками.
И тогда, постепенно обнаружилась глубокая правда: удивленный взгляды учеников, так как они все же понимают двучленные формулы; море радости от безошибочного реферата по английскому языку; первая проба рок-оперы, пусть даже еще далекая от совершенства. После сдачи контрольной работы ученица сжимает кулак как после выигранной игры. Ее губы сами собой формируют слово "круть!". Перед рождеством, наконец, общенациональные тесты по всей стране... Господствует полная растерянность: 9a оказался третьим по успеваемости классом страны. А Ставрос Люка сделал их лучшей математической группой всей Швеции.
Ученики не могут в это поверить, они ревут, танцуют. Теперь почти все могут пойти в университет. „Это как второе рождение", говорит одна из преподавательниц. Новая жизнь для 20 молодых людей.
Эксперимент еще никогда так наглядно не показывал, насколько преподаватель, к которому попадает ребенок, влияет всю его жизнь. Хорошие преподаватели так сильно повышают учебную нагрузку в течение одного учебного года, что через 4 года между классом сильного преподавателя и преподавателя-пустышки иногда лежат 2 года учебного материала. Это может нивелировать все социальные различия, которые установили экономисты Гендрик Джюргес и Керстин Шнайдер: „Если у ребенка из малообеспеченной семьи в течении 5 лет будет очень хороший преподаватель, то его возможности получить образование по сравнению с ребенком из состоятельной семьи с только посредственным преподавателем выравниваются".
Высококачественный уклон в преподавательском составе проходит не только между разными школьными формами, а, прежде всего, в пределах школ, как показал американский исследователь Эрик Ханушек.
И, все же, немецкая школьная система игнорирует эти сильные различия. Она оплачивает превосходных преподавателей не лучше чем обычных, также она не предлагает заманчивую карьеру. Она лишь нерешительно старается выровнять большие качественные различие с помощью системы тестов
При этом преподаватели считаются снова самым важным фактором в школьной системе. Так было не всегда. Долгое время верили, что большее количество денег на школы или меньшие классы или более длинное обучение учеников - это решающие факторы.
«Многое зависит от преподавателя», новый девиз звучит, так, как писала консультант по проблемам менеджмента McKinsey после международного собрания: «Школьная система не может быть лучше чем ее преподаватели».
В Швеции это уже считается банальностью. Передача имела большой успех, и коренным образом изменила тамошний образовательный спор. «Теперь у нас больше нет извинения», говорит школьный директор. У преподавателей больше нет оправдания в виде плохих учеников. Эксперимент показал: «Мы –преподаватели, можем менять основу каждого ребенка. Мы лишь должны быть достаточно хороши для этого».
И Ставрос Люка производит педагогические чудеса каждый год. Его родная школа, простой четырехугольник из древесины и листовой стали, находится в самой проблемной зоне Стокгольма, в Rinkeby. Примерно 90% из 15000 жителей или не родились в Швеции или это дети родителей-иностранцев. Школа расположена недалеко от автобусной остановки и недалеко от "африканских трущоб", а неподалеку от нее находится единственное туристическое бюро специализирующееся на полетах в Ирак.
Ученики школы Rinkeby на 99% происходят даже из нешведских семей, и последний местный ребенок как раз ушел из школы. И в такой ситуации ученики Люки 4 раза подряд становились лучшими в стране.
Шведская Академия Наук отличила Люка. Но не являются ли его способности преподавателя – исключительными?
Но даже если бы учителя стремились бы к этому всей душой: могли ли бы они действительно преподавать на том же уровне, что и Ставрос Люка? Происходили ли бы чудеса, такие как в Rinkeby, если бы только подготовка педагогических кадров была лучше? Или «суперпреподаватели» Швеции являются просто природными талантами - неповторимыми и некопируемыми?
Профессор Юрген Баумерт, один из наставников немецкого педагогического университета, иронизирует о подчинении: хороший преподаватель - это рожденный преподаватель, исключительный талант, которому нужно только накапать специальные знания. Это было бы старое мышление, традиционная точка зрения.
Недавно переведенный на пенсию директор института Макса Планка, полжизни потратил на проведение образовательного исследования в Берлине, чтобы выкристаллизовать качества хорошего преподавателя. Цель: предать профессии учителя – наконец-то - ту профессиональную значимость, которая отличает также адвокатов, инженеров или пилотов, и сформулировать возможно более точный набор качеств, которыми должен обладать каждый преподаватель и которым он может научиться
С его группой Баумерт разработал модель, которая описывает 4 ключевые качества, за которыми скрыты несколько отдельных способностей.
Сначала хороший преподаватель нуждается в выдающихся специальных знаниях, которые должны дополняться хорошей дидактикой. Звучит, как нечто само собой разумеющееся, однако, это не так. Как показывает взгляд на длинный педагогический спор: нужна ли одинаково высокая квалификация в средней и старшей школах? Да, говорит Баумерт, так как только преподаватели, которые очень глубоко знают свою специальность могут понять откуда происходят ошибки учеников и в соответствии с ними подстраивать программу обучения.
Кроме того, исследователи часто сталкивались с проблемой: консультирование семей вне школы. В учебе почти никогда не обращаются к этой теме. При этом много преподавателей терпят неудачу не в классе, а снаружи, при общении с семьями и их проблемами. Что также означает, что только те, кто может увлекать учеников и ежедневно выстраивать отношения с учениками, может состояться как преподаватель. Эта работа требует всего человека. Это ее шарм и ужас одновременно. Поэтому в преподавании подолгу остаются только те, кто помимо всего прочего обладает повышенной стрессоустойчивостью. Однако этому едва ли обучают преподавателей.
Последних два компонента таковы, что учителю стоит не только самому быть увлеченным предметом и учениками, но ему также необходимо уметь поддерживать огонь в студентах. А для этого нужна неподдельная вовлеченность и четкое понимание зачем это нужно. Иначе, существует шанс вместо развития гармоничных профессиональных отношений с ними, быть непонятым студентами.
Немногие из этих качеств кажутся «открытием нового», но что отличает работу Баумерта, так это его вывод, что этот набор важен для любой области. Некоторые из этих качеств могут быть сильнее, некоторые – слабее, но если хотя бы одно из них отсутствует в полной мере – учителю автоматически становится тяжело вести хорошие уроки, а может быть даже и «выживать» в учебной среде.
Этим профессия отличается от многих других профессий. Здесь выживать значительно труднее, т.к. в отличие от того же хирурга, учителю не удастся спрятаться от класса. Возможно, это является одной из причин, по которой недавно процент учителей, вышедших на пенсию досрочно вырос до 75%.